Выбрать страницу

Управляющий делами УПЦ митрополит Антоний: «В одном государстве должна быть только одна Церковь»

Управделами УПЦ митрополит Антоний (Паканич)
дал большое интервью изданию “Главком“.

Украинская Православная Церковь прошлой осенью разорвала евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Как это сказалось на церкви и ее верующих?

Если говорить о тех событиях, о предоставлении Томосу новой структуре в Украине под названием Православная церковь Украины, то для нашей Украинской Православной Церкви ничего не изменилось. Мы живем своей жизнью, развиваемся. К примеру, в этом году мы рукоположили восемь новых архиереев, на днях будет еще будет одна хиротония. За это время у нас на 108 человек увеличилось число монахов. Кроме того, у нас канонизировано пять новых подвижников благочестия. То есть Церковь живет своей полноценной жизнью и развивается.

«Добровольно осуществили переход 84 прихода»

После образования «Поместной церкви» к ней от УПЦ  перешло много приходов. Государство и ПЦУ говорят о более 600 религиозных общин. Эта цифра совпадает с вашими подсчетами?

Это откровенная манипуляция. Добровольно осуществили переход 84 прихода. Из них без настоятеля – 28 и с настоятелем храма – 56. В настоящее время у нас есть 122 храма, которые захвачены рейдерским способом. Мы не ожидали, что такое может быть в демократическом государстве. Имеют место тайные перерегистрации, когда сама парафия УПЦ не знает ничего, но местные органы власти перерегистрируют парафию. И таких приходов – 220.

То есть вы хотите сказать, что цифра 600 не соответствует действительности?

Есть горячая линия в юридическом отделе нашей церкви, куда каждый день приходит информация с мест, из всех приходов. Я говорю о реальных данные, которыми мы оперируем. 220 – это незаконная перерегистрация и у нас по большинству из них идут судебные дела. Мы считаем, что имеет место нарушение и Конституции, и законодательства Украины.

Сколько таких судебных дел вы уже выиграли?

Пока таковых нет, потому что этот вопрос стал актуальным только во второй половине этого года. Эти перерегистрации проводились по инициативе центральной государственной власти

Давайте вернемся к событиям, которые происходили год назад. УПЦ могла присоединиться к объединительному процессу, даже возглавить создание новой церкви и выбрать предстоятеля, выгодного вам. Рассматривался такой сценарий?

Объединительный процесс с кем?

Для десяти архиереев УПЦ, подписавших письмо-обращение к патриарху Варфоломею, о предоставлении Томоса, такой вопрос не стоял.

А вы видели этот список с подписями десяти архиереев?

Двое из них публично об этом заявили и теперь есть архиереями ПЦУ. Третий – митрополит Черкасский и Каневский Софроний. В интервью «Главкому» он сам признал , что подписал. По его же словам, подписантом также был митрополит Овручский и Коростенский Виссарион. Кто еще?

Об этом списке ( десяти – « Главком » ) наших архиереев впервые заявил патриарх Варфоломей, когда мы были на переговорах в Стамбуле. И когда мы сказали, что не доверяем этой информации, нам потом сразу сказали, что на самом деле восемь подписей. Просто во время разговора изменили количество с 10 на восемь. Мы ответили, что не знаем среди наших архиереев и такого количества, которые могут быть предателями УПЦ , предателями своей присяги. То есть нам неизвестно, кто подавал эти списки. Этот вопрос надо ставить тем, кто мог хотя бы показать эти списки. Возможно, это было лишь желание некоторых людей, которые инициировали этот процесс.

Кроме того, вы могли прийти на Объединительный собор, а в УПЦ было наибольшее количество архиереев, и решить судьбу церкви. Рассматривался такой сценарий?

УПЦ действует на основе канонов православной церкви и на основе своих уставных документов. Мы считаем, что такой процесс, как исцеление раскола, должен решаться именно на базе канонов. Нельзя начинать с их нарушения, чтобы достичь какой-то задачи, которая не является внутренним желанием и необходимостью самой церкви. Все говорили, что с созданием новой структуры, Поместной автокефальной церкви, украинское православие объединится. Кто имеет здравый смысл, сразу понял, что этого не произойдет. Мы говорили, что это только усилит разделение в самом украинском православии и это принесет очень большой кризис мировому православию. Просто потому, что еще с начала была выбрана неправильная формула решения этого вопроса.

Какая она есть, эта «правильная формула», по-вашему?

Она всем понятна. Раскол решается на основе покаяния. Поэтому, если люди нарушили церковные правила, они должны покаяться, объективно оценить свой поступок. И уже потом Церковь ищет механизм, инструментарий того, как привести это все к правильному результату.

Во время Архиерейского собора УПЦ (накануне “объединительного собора”) митрополит Винницкий и Барский Симеон, это он сам рассказал в интервью «Главкому» , обратился к митрополиту Онуфрию с предложением присоединиться к объединению. Аргумент – Онуфрий спокойно мог стать предстоятелем поместной церкви. Почему даже такая перспектива вас не убедила?

Таким образом вопрос никто не ставил. Я читал о том, что мысли были в этом направлении, но на Архиерейском Соборе так никто из архиереев вопрос не ставил.

Прошел год. «Поместная церковь» крепнет, получает признание. Позиция УПЦ как- то меняется? Ищете ли вы возможности диалога с новой церковью?

Диалог всегда предполагает доверие людей, которые имеют его вести. А если новая структура при поддержке политических сил и в прошлом государственной власти просто хотела уничтожить УПЦ, то о каком диалоге может идти речь? То есть изначально нет правильных предпосылок для этого. Действительно, каждый человек, который переживает за свой народ, за свою родину понимает, что разделение на религиозной почве единого народа – это плохо. Этот человек понимает, что на территории одного государства невозможно существование нескольких структур, называемых православными. В то же время, все мы должны понимать, что это вопрос сугубо церковный, он не должен решаться с точки зрения политической целесообразности.

В интервью «Главкому» митрополит Луганский и Алчевский УПЦ Митрофан признал, что в церкви существуют противоположные позиции в отношении к новой церкви.

Конфликта у нас нет. Есть разные позиции, такое было в церкви всегда. Но есть церковный организм, который решает вопрос на основе соборного разума. Сила УПЦ в том, что все вопросы решаются именно соборным разумом, а не желанием каких-то отдельных людей, исходя из личных предпочтений. Вопрос не в желании одного архиерея, ведь сам архиерей без народа, без священника, ничего не стоит. Если кто-то отрывается от понимания того, чем живет народ Божий, это всегда приводит в тупик.

Неоспоримым фактом является то, что в Украине сегодня действует две православные церкви, и ту, которую вы не воспринимаете, постепенно начинают признавать другие православные церкви мира. УПЦ оказалась в довольно неоднозначной ситуации. «Поместной» теперь называется другая «церковь».

В Украине есть одна каноническая церковь – Украинская Православная Церковь. Есть раскол и это надо однозначно признать. Даже то, что кто-то признал эту структуру канонической, не значит, что вся Вселенская церковь это признала. Я еще раз хотел бы подчеркнуть, что жизнь в церкви должна строиться строго на церковных канонах. Как можно считать структуру церковной, если те, кто называет себя иерархами, не являются епископами, то есть они не имеют законного рукоположения. А если так, то о какой действительно канонической церкви можно говорить? Здесь вопрос не в том, что мы хотим, или как нас называют в СМИ, а в том, насколько эта структура есть действительно церковью по существу.

Вот вы говорите о том, что мы могли бы возглавить этот объединительный процесс. Но нам навязывали чужую игру. Мы могли бы возглавить, но мы с самого начала говорили, что так не делается. Не то, чтобы мы не хотели единства. Мы хотим единства! Но мы хотим единства церковного, не политического, не какого-то административного.

А со стороны выглядит так, будто УПЦ до последнего выполняла волю Москвы и совсем не заботилась о церковном единстве в Украине. Даже перспектива взять власть в новой единой поместной церкви не перевесила волю Москвы.

Так, как вы говорите, воспринимается не всеми. Воспринимают это так те люди, мнение которых вы транслируете.

«Порошенко не был ярым верующим»

Поверьте, многие простые прихожан вашей церкви ждали от вас шага навстречу, надеялись, что вы вольетесь в объединительный процесс. Но не дождавшись, они массово пошли в новосозданную «церковь».

Это эффект информационного пузырька. Действительно, есть такие интерпретации. Но сейчас мы объясняем, почему мы не присоединились к процессу. В эту ситуацию вмешался Константинополь и он фактически не дал автокефалию, а закрепил за собой, то есть взял ПЦУ под свой контроль. Реально у них прав (в новообразованной церкви – «Главком» ) даже в чем-то меньше, чем у нас. Именно поэтому мы не хотели идти в зависимость от Константинополя. Независимость должна быть полной, а не такой, чтобы попасть в зависимость от Стамбула. С самого начала нас хотели поставить на один уровень с раскольниками. Вот смотрите. Украина не общается с так называемыми «ДНР» и «ЛНР». Почему? Потому что Украина не признает субъектности ни «ДНР», ни «ЛНР». Это такой пример, чтобы было понятно. Так же и мы не можем общаться, не можем становиться на один уровень с УАПЦ и УПЦ КП. И с нами никто не консультировался. Нам с Константинополя не звонили, почему? Потому что партнера на переговорах выбрали не церковную структуру, а государственную, в лице Порошенко. Разве это правильно?

Кстати, Петр Порошенко – типичный пример ярого верующего УПЦ, который в итоге оказался в «поместной церкви».

Не был он ярым верующим … Сфотографировали его один раз, когда был престольный праздник в киевском Ионинском монастыре, где надо было нести икону. Вот он там был. Ему священники позволили одеть стихарь. На этом его церковность и закончилось.

Вы же не будете спорить, что Петр Алексеевич является набожным человеком?

Один Бог может объективно судить о человеке, но исходя из того, что происходит в нашем государстве, и того, что начинает открываться, мы видим, что здесь есть вопросы. Думаю, о таких глобальных вещах мы сможем с вами как-то близко к правде говорить не сегодня и не завтра, а когда пройдет время и когда мы сможем объективно все это оценивать. Хотел бы подчеркнуть, что Стамбул не занимался нашей автокефалией. Он просто желал закрепить за собой украинский народ. Даже во время последнего «собора» ПЦУ, который состоялся в субботу 14 декабря присутствовали представители Константинополя. Вы себе можете представить, чтобы во время нашего Архиерейского Собора УПЦ присутствовал представитель из Москвы?

Сегодня вы говорите в унисон с патриархом Филаретом. Он тоже критикует Константинополь и не видит полноценной автокефалии.

Вы не смешивайте. Он является человеком, который создал конфликтную ситуацию, не беспокоясь о судьбе церкви. Есть такие случаи, когда человек может создать много беды и народа, и государству, и церкви. К сожалению, жизнь таких людей так и заканчивается …

Так, как мы говорим сегодня, мы говорили и раньше, а Филарет вчера говорил одно, а сегодня другое. Вы знаете, изменится ситуация, и он будет говорить также по-другому. Беда Филарета в том, что он всегда выслуживался перед государственной властью, то советской властью, то властью в независимой Украине, не имеет значения. Вся эта игра, которую начал Константинополь в прошлом году, была не в интересах Филарета, но он не мог идти против Порошенко. И вот пока Порошенко был, он молчал. Как только Порошенко ушел, избрали нового президента, Филарет выступил со своим демаршем. Это его трагедия на самом деле, потому что человек, к сожалению, осталась ни с чем.

Какие условия должны выполнить в ПЦУ, чтобы вы согласились пойти на диалог с ней, начать объединительные процессы?

Это стандартные вещи, мы их не придумываем – они в базисе существования православной церкви. Мы говорим о ситуациях, которые уже существовали. А вы нам говорите о том, что теперь мы почти остались в изоляции.

Кстати, обратите внимание, слово «изоляция» сегодня прозвучало впервые. И прозвучало оно именно из Ваших уст. Очевидно, оно же Вам «болит»?

В истории было много примеров, когда почти весь епископат впадал в ересь или в раскол. Но Господь, действительно есть главой Церкви, потому находит возможность, как ее восстановить. Ведь Церковь может быть только Христовой, а не принадлежать какому-то правителю, даже патриарху. Возьмите Флорентийскую унию ( уния, заключенная на соборе во Флоренции 1439 между восточной и западной (Римской) церквями – « Главком »), когда также было желание сохранить Византию, а для этого подчинить церковь римскому епископу. Это вроде даже получилось. Но что в итоге? Флорентийская уния так и осталась на бумаге, а православные люди ей не подчинились, не признали. То есть подписывать можно многое, но признают это потом люди? Главное, чтобы мы строили свою жизнь на церковных факторах. Мы все время повторяем, что раскол является грехом, это – разрыв тела церковного и поэтому возвращение в церковь может быть только одним путем, через покаяние. А в украинском случае покаяния от раскольников не было. Почему другие церкви их не признают сейчас? Да потому, что они не были признаны ранее, не приняты в церковь, не произошло исцеление, их просто так легализовали.

Но Александрийская, Элладская церкви уже признали. А прошел всего один год. «Митрополит» Епифаний говорит, что в следующем году будут следующие.

Вы не спешите, жизнь покажет. Ведь остается необходимость покаяния. Его не было, потому что они не признали свой грех раскола, ни Филарет (Денисенко), ни все остальные. Приведу вам пример. В 1998 году в Болгарии было собрание глав поместных церквей с целью урегулировать раскол в Болгарской Церкви. И туда на Собор пришли местные раскольники – каждый со своим личным покаянным письмом. В Украине не было ни личного, ни коллективного покаяния. Это, во-первых. Во-вторых, есть вопросы к хиротониям, епископским, священническим и диаконов. Это вторая наша претензия. Это претензия и всех поместных церквей. Об этом говорят глава Албанской церкви, архиепископ Тиранский Анастасий, Польской – митрополит Варшавский Савва, Кипрской – Хризостом и Синод Кипрской церкви. Третья претензия заключается в том, что в одном государстве должен быть только одна Церковь, а не две или больше. В Болгарии раскольники присоединились к Болгарской церкви, а не стали отдельной структурой, как в Украине.

«Имя митрополита Киевского поминается и в Крыму, и на Донбассе, где не признают киевскую власть»

За последние полгода в Украине полностью изменилась власть. Оправдались ли Ваши ожидания, и почувствовали какие-то изменения в подходах к вопросам религии?

Во-первых, наша Церковь не ищет каких-то преференций и не искала никогда при изменении любой власти. Наша позиция очень четкая: есть Конституция, в которой четко прописано, что церковь отделена от государства. Это означает, что государство не имеет права вмешиваться в жизнь церкви и других религиозных организаций. Действительно, мы прожили пять очень тяжелых лет давления, лжи, ограничений нашей церкви, стремление вообще уничтожить ее. Наши православные верующие с достоинством это прошли.

Сменилась власть. В своем выступлении президент Владимир Зеленский четко заявил, что не должно быть прямого вмешательства в церковную жизнь.

Но в государстве действует закон, обязывающий изменить название Украинской Православной Церкви. И новая власть требует выполнения этого закона. В чем же тогда изменился подход государства?

Стало легче. Сейчас нет заказа из Киева на уничтожение нашей церкви на местах, это мы чувствуем. Да, еще есть шлейф, который идет с тех пор. На местах во власти находятся люди, которые ранее получили указания и до сих пор, к сожалению, не могут остановиться. Главное, что массовые захваты храмов прекратились. Это признак того, что новая власть не давит так, как это было раньше. Что касается переименования, то нет никаких юридических оснований нашей Церкви переименовываться. Потому что в законе, который был принят не сказано об УПЦ. Это, во-первых. Во-вторых, Минкульт сделал экспертизу, в которой говорится, что мы якобы должны все-таки переименоваться. Они составили список наших приходов и епархиальных управлений, которые обязывают переименоваться. Однако, мы считаем это экспертное заключение безосновательным и оспариваем его в суде.

В марте согласно решению суда, Минкульту и всем регистраторам запретили вносить любые изменения в названия религиозных организаций УПЦ. Минкульт с этим не согласился и обжаловал его в апелляционном порядке. Но 22 июля этого года Шестой апелляционный суд отказал Минкульту в удовлетворении апелляционной жалобы, снова признав беспрекословность нашей аргументации. И снова Минкультуры не согласилось с этим решением и решил обжаловать это решение в кассационном порядке. Но 11 декабря этого года Верховный суд оставил кассационную жалобу Минкультуры без удовлетворения.

Вы считаете незаконным требование изменить название УПЦ. Но новосоданная «церковь» по данным реестра Минюста имеет право на название «украинская православная церковь» и право использовать аббревиатуру УПЦ. Есть проблема!

Ну, это незаконно! Об этом говорится в судебных исках. Потому что их название не совпадает с тем названием, которое Томосом им дали. Здесь не может быть двух одинаковых названий различных организаций. Мы работаем в том направлении, чтобы юридически решить эту проблему.

Директор Департамента Минкульта по делам религий и национальностей Андрей Юраш объясняет все так: суды остановили переименования всего около 200 приходам, это не касается всей Церкви…

Это касается тех, которые получили регистрацию в Киеве. То есть это епархиальные управления, наши синодальные учреждения, это монастыри, духовные учебные заведения.

И все же, новый министр культуры Владимир Бородянский неоднократно подчеркивал: закон должен выполняться. Такова позиция правительства.

Мы же говорим, что он ( закон – « Главком ») не соответствует Конституции, не соответствует Европейским конвенциям. Логика государственных деятелей всегда должна быть в том, чтобы сохранить целостность государства и создать все условия для роста экономики, улучшения благосостояния людей. Не понятно, почему предыдущая власть так боролась с УПЦ, которая, если брать внешне, институционально единственная, которая сохраняла целостность государства? УПЦ не является региональной структурой. Это Церковь, которая охватывает все православное украинское государство, даже те территории, которые в настоящее время являются неподконтрольными государственной власти. Имя митрополита Киевского поминается и в Крыму, и на Донбассе, где не признают киевскую власть. Епископы с тех территорий ездят на Синод в Киев. То есть священнослужители УПЦ обеспокоены тем, как бы окончательно не разорвать наше государство. Возможно, это были какие-то последние ниточки, которые связывали всю Украину. Зачем это разрушать и уничтожать нашу Церковь? Логика мне не понятна.

«Мы сами вызвали СБУ, полицию, чтобы те нашли оружие в наших храмах»

Говорите о «ниточках», «единстве», но всем известны случаи, когда священнослужители УПЦ оказывают поддержку сепаратистам, боевикам. Как это объяснить?

Каждый факт надо разобрать отдельно. Вот вы говорите, что наши священники участвуют в боевых действиях. Но знаете, что с этим мы начали разбираться с самого начала вооруженного конфликта? Ведь это недопустимо, чтобы священник принимал участие в таких действиях. К сожалению, сейчас такое время, когда многие люди могут просто одеть рясу и называть себя священниками. Есть такие «священники», которые под запретом, или из которых снят сан, а они ищут себе приключений, затем снимают на видео и подают так, что это вроде наш священник. Всю информацию, которая есть, не надо обобщать, надо разбирать, выяснять, почему так произошло. Церковь всегда со своим народом, она никогда не оставляла свой народ, даже в тяжелые времена Второй мировой войны священники не убегали, а оставались в опасных местах вместе со своим народом.

Все видели, как митрополит Онуфрий не поднялся с места в Верховной Раде, когда присутствующие чествовали воинов АТО минутой молчания.

Блаженнейший митрополит Онуфрий неоднократно объяснял, почему так поступил (митрополит Онуфрий объяснил этот поступок знаком протеста против войны как явления – «Главком»). Но его слова мало кто услышал, потому что почти никто из ведущих СМИ не решился их публиковать. Против нас велась спланированная информационная атака. Нам просто не давали возможности говорить правду. Говорю вам это откровенно, потому что как управляющий делами Церкви, занимаюсь в основном проблемными вопросами. Когда пошли первые заявления от СМИ о том, что в наших храмах находится оружие, в наших церквях сепаратисты, наши священники не отпевают воинов … Вы знаете, мы занимались каждым отдельным случаем. Мы сами вызвали СБУ, полицию, чтобы те нашли то оружие, о котором пишут или рассказывают по телевидению. В результате специальные службы составляли акты о том, что ничего нет, но это уже СМИ не интересовало.

А тот факт, что оружие Черноморского флота РФ освящал митрополит Симферопольский и Крымский УПЦ МП Лазарь, тоже выдумка?

Оценка такова: Церковь не должна заниматься тем, что может привести к конфронтации в обществе. Церковь не может быть стороной конфликта. Предстоятель Митрополит Онуфрий общался с митрополитом Лазарем относительно этого. То есть каждый вопрос, который нас беспокоит, которое может создать проблему, мы рассматриваем. Если бы этого не было, если бы церковь перестала быть церковью, народ почувствовал бы – церковь занимается политикой. Из-за этого у нас не было бы столько прихожан, сколько сейчас. Статистика говорит о том, что за это время (за время вооруженного конфликта) в храмах нашей церкви увеличилось количество прихожан.

Какая именно статистика об этом говорит?

Я говорю, что наши храмы в это трудное время переполнены. Посмотрите фото и сравните с храмами ПЦУ.

Недавно священнослужителя УПЦ задержали с наркотиками. Как церковь реагировала?

Был такой случай. Владыка Лука (митрополит Запорожский и Мелитопольский) выступил и прокомментировал эту ситуацию с наркотиками. Он откровенно об этом сказал.

По информации, которая выходила с УПЦ, сложилось впечатление, что Церковь пыталась выгородить человека. Если он виноват, это лучше бы стоило было признать?

Именно так. Владыка Лука, духовно опекал этого священника, откровенно сказал, как все происходило. Задача церкви заключается в том, чтобы с грешного человека сделать святого. Наркомания – грех, а еще это и болезнь. И если мы заметили, что он болеет, то нам надо не загонять ее еще дальше, а помочь.

Дело в том, что этот батюшка ( иеромонах Свято-Андреевского кафедрального собора Запорожья Илиодор ), еще до рукоположения был замечен в этой болезни, но владыка Лука сделал все для того, чтобы его вылечить. Но в последнее время неизвестно по какой причине это произошло, даже могу предположить, что кто-то этот случай даже спланировал. Потому этот человек снова почувствовала влечение к наркотикам, и он это тайно делал.

Но еще раз подчеркну, обо всем открыто рассказал владыка Лука. Как правящий архиерей оказал помощь следственным органам. Его позиция однозначна: если священник виноват, пусть ответит и по законам Церкви, и по законам государства. А мы будем молиться, чтобы Господь исцелил человека, попавшего в плен такой страшной болезни.

Другая резонансная история также связана с Запорожьем. Священнослужитель УПЦ отказался отпевать погибшего ребенка, потому что «крещен» он в Киевском патриархате. Священник все сделал правильно?

Безусловно. Если мы говорим, что нет настоящего священства, то и недействительны и таинства. То есть Киевский патриархат не имеет действительного священства, его таинства недействительны. А если так, то и ребенок не был на самом деле крещен. Соответственно, его нельзя отпевать. Это не есть нашим желанием или нежеланием, мы не хотим вмешиваться в ситуацию, которая с нами не связана. Для чего человек «крестил» ребенка в Киевском патриархате? Наверное, считал это нужным сделать в той организации. Думаю, это также могла быть провокация.

Провокация на гибели ребенка?

Я думаю, что есть некоторые люди, силы, которые с этого готовы делать сенсацию. К сожалению, такая ситуация, мы живем в таком мире.

Несмотря на разрыв евхаристического общения с Константинополем, священники и верующие УПЦ едут на Афон. Они нарушают установки?

Они могут поклоняться мощам, святыням, молиться там. Это не запрещено. Другое дело – участвовать в причастии, в церковных таинствах. Именно это запрещено.

Поминается ли Вселенский патриарх в храмах УПЦ?

А у нас он никогда и не поминался. По нашей церковной традиции Патриархи поминают друг друга. Наши священнослужители сейчас не могут сослужить с клириками Константинопольского патриархата. В то же время мы общаемся со всеми, у нас много друзей в разных поместных Православных церквях. И, кстати, даже в Константинопольском патриархате далеко не все поддерживают позицию патриарха Варфоломея, только они молчат, не говорят об этом публично. Надеемся, пока …

«Священнику разрешается не поминать Патриарха»

А Вы знаете, что есть храмы УПЦ, где священники отказываются поминать Патриарха Кирилла. Является ли это нарушением и употребляете вы к таким санкции?

Да, у нас есть такие, особенно на Западной Украине. В нашей церкви традиционно патриарх поминается везде, хотя в других поместных церквях на приходах поминаются только свои правящие архиереи. То есть, скажем, это такая обязательная каноническая норма. На приходе поминают своего правящего архиерея, а он поминает своего митрополита, а митрополит поминает предстоятеля церкви. Еще с 90-х годов сложилась практика: если поминовения патриарха может привести к каким-то спорая или противостояниям, священнику разрешается его не поминать. Кстати, на это было получено благословение Святейшего Патриарха Алексия Второго. То есть норма нашей церкви поминать Патриарха, но мир прежде всего, чтобы не было провокаций и противостояний.

Это самое главное. Потому что в нашей церкви есть люди разных предпочтений, но если этот вопрос сейчас для кого-то есть проблемным, насмотрелись телевидения, начитались прессы, например, не могут отделить политику от религиозной жизни, тогда на время разрешается отклонение от норм. Надо дать таким людям время. Для этого у священника и есть мудрость, чтобы решить этот вопрос, взяв благословение от правящего архиерея.

Позвольте задать вопрос от читателей «Главкома»: «Зайдя в магазин Киево-Печерской лавры, можно увидеть на полках исключительно книги на русском языке, все общаются на русском. Почему Церковь не пропагандирует украинскую культуру, развитие книгопечатания на украинском? Почему нет служебных книг на украинском?»

Во-первых, это касается не только церковных книг, посмотрите в магазинах светских – там в основном русскоязычные книги. Со своей стороны скажу, что издаем книги, насколько возможно. В Бориспольской епархии мы в этом году выдали параллельно украинский текст Всенощного бдения. Славянский текст и украинский. Мы распорядились, чтобы эти книги распространили во всех приходах бесплатно.

Во-вторых, в большинстве книги выдают даже не церковные структуры. Мы стараемся, чтобы в той книге, которую мы выдаем, был гриф «По благословению Блаженнейшего Митрополита Онуфрия», или специальной комиссии Издательского отдела. По русскоязычным книгам, так такие книги покупают.

«Я также захожу во Владимирский собор»

А вообще вас не тревожит тот факт, что УПЦ, часто воспринимается как инструмент насаждения русского языка, русской культуры, «русского мира» в Украине. При этом, заметьте, верхушка церкви родом из Западной Украины, вы в том же числе. Почему так?

Потому что создали такой фейк для борьбы с Церковью. Это политический заказ не имеет ничего общего с жизнью самой Церкви. Я когда-то, несколько лет назад, зашел в Михайловский монастырь и тоже не увидел там много книг на украинском.

Не боитесь туда заходить?

Я также захожу во Владимирский собор (кафедра патриарха Филарета – «Главком») поклониться святым мощам великомученицы Варвары. А почему бы нет? И, например, в Михайловском монастыре продают семинаристы иконки Святой Матроны Московской. Я спрашиваю, а каким образом здесь икона государства-агрессора? И тут начались какие-то отговорки. Я так понимаю, там чисто коммерческий интерес. Их покупают, вот они и продают.

Вас во Владимирском узнают?

Кто-то узнает, благословение даже берут. И те священники, которые там служат, берут благословение. Поверьте, Церковь печатает максимум, что может. Украиноязычная литература, как правило, идет на Западную Украину, которая обычно является украиноязычной. Сейчас с этими событиями немного больше спроса на украиноязычную литературу. Но учитывайте и тот факт, что Киево-Печерская лавра является центром паломничества для многих людей, приезжающих из России, Беларуси. А все они русскоязычные, так и спрос на русскоязычную литературу. Не нужно думать, что мы здесь некий «русский мир» создаем. Блаженнейший Митрополит Онуфрий то в одном интервью говорил о том, что мы никакой «русский мир” не строим, мы строим «Божий мир», это дословно. Церковь надо оставить в покое, дать людям возможность, чтобы у нас в Украине после бурных времен последнего года все успокоились.

Над переводом русскоязычного Нового Завета мы работаем, над другими книгами тоже. Подходим к этому очень серьезно, хотим, чтобы это было действительно качественно, не мешало человеку молиться, чтобы он не задумывался, корректное ли слово, передает ли оно суть. Мы не можем упрощать язык общения человека с Богом. Мы видим из практики и из истории, что этот путь иногда ведет к упадку церковной жизни (переход на национальный язык во время богослужений). Это касается и Католической Церкви и даже тех поместных Православных Церквей, которые перешли на современные языки. Они постепенно начинают возвращаться обратно. Например, Сербская, Болгарская, Польская церкви. То есть происходит обратный процесс возвращения к церковно-славянскому языку. Кстати, от перехода на национальный язык не всегда увеличивается количество людей в церкви, это важно. Есть сакральный язык. Я не говорю, что церковь должна быть оторвана от реальной жизни. Но церковно-славянский язык очень красивый, древний. Есть такие слова, которые я никогда не переводу на украинский или на русский, немецкий, английский или еще какой-то язык. Это открывает совершенно по-другому видение Бога, церкви, самого общения с Богом.

Общаются иерархи УПЦ с бывшим президентом Виктором Януковичем? Высказывал ли он сам, что нуждается в таком общении?

Мне не известна такая информация. Виктор Янукович живет, как всем известно, в России. Там есть священники. Если у него есть потребность, может к ним обратиться.

Кто теперь больше всех финансово помогает вашей Церкви?

Таких людей много и живут они во всех регионах Украины. В этом году количество наших приходов увеличилось на 246. В последние годы мы также были «в плюсе», но тогда можно было говорить о десятках, а не о сотнях, так как не регистрировали наши приходы. На то было, как нам говорили в областях, указание конкретно господина Андрея Юраша, делать все, чтобы наши приходы не регистрировали. За последние полгода после того, как пришла новая власть, ситуация изменилась. У некоторых чиновников исчезли обязательства перед теми, кто находился у власти в Киеве. Я это говорю потому, что с открытием новых приходов одновременно начинается строительство храма. А учитывая бедность наших граждан, строятся храмы в основном меценатами.

Кто открыто заявляет о своей поддержке церкви, так это народный депутат Вадим Владиславович Новинский. Причем делает он это не из политической целесообразности. Это человек, который живет церковной жизнью.

Не считаете ли, что гиперактивность Новинского в период, когда решался вопрос с Томосом, сыграла в минус УПЦ? Он в Украине воспринимается как пророссийский политик. И его деятельность на церковной ниве – еще один лишнее доказательство, что интерес России в срыве предоставления Томоса был большой?

Опять же, во-первых, я бы никоим образом не назвал Вадима Владиславовича пророссийским политиком. Предыдущая власть этим ярлыком награждала всех, кто с ней был не согласен. Во-вторых, Новинский никоим образом не влияет на внутренние решения в Церкви. СМИ создавали внешнюю картинку, которую выдавали за реальную ситуацию в церкви. Вы помните, год назад была история: (иерархи УПЦ – «Главком» ) решали, встречаться с президентом, где именно? Я вас уверяю, когда мы шли на Архиерейский собор, готового решения еще не было. Это решение принималось соборным разумом. Каждый высказывал свою позицию по этому вопросу и Вадима Новинского на Соборе не было. Каждый епископ руководствовался своей христианской совестью и настроением своих священнослужителей и прихожан, ведь потом возвращался домой и должен был учитывать, что ему будут говорить люди .

От кого Церковь не примет пожертвований?

Есть разные виды деятельности, от которых мы никогда не возьмем денег на церковную жизнь. Например, если человек торгует наркотиками, оружием … Когда человек занимается бизнесом легальным, платит налоги, как Вадим Новинский, в чем тогда проблема.

Были и в моей жизни случаи, когда Церковь не брала денег, потому что знала их происхождение.

Как изменилась финансовая поддержка церкви со стороны Вадима Новинского и Виктора Нусенкиса после событий 2014-го года?

Никто не отказался помогать. Вы упомянули о Викторе Нусенкиса, но насколько я понимаю, у него в Украине уже нет бизнеса.

«Блаженнейший митрополит Онуфрий стал иконой»

Почему предстоятель УПЦ Митрополит Онуфрий такой закрытый для медиа? Даже проект «Слово Предстоятеля», который готовил телеканал «Интер», почему-то угас?

Это позиция Предстоятеля, он имеет на неё право. Он имеет свой религиозный опыт общения с внешним миром. Он является человеком монашеского уклада, но когда нужно, он общается. Он каждый день принимает людей, причем разных, независимо от их социального статуса, или каких-то других предпочтений.

Авторитет Блаженнейшего как внутри нашей церкви, так и среди поместных православных церквей очень большой. И особенно этот авторитет вырос за эти бурные для Церкви годы. Образно говоря, Блаженнейший Митрополит Онуфрий стал иконой, образом УПЦ. Причем стал иконой он очень быстро. Каждое слово предстоятеля находится под очень пристальным взглядом СМИ. В тех условиях, когда паства разделена, ведь у людей есть диаметрально противоположные взгляды, говорить на политические темы опасно. Если мы посмотрим, то Блаженнейший Митрополит Онуфрий о политике не говорит принципиально. Кстати, даже наш с вами разговор строится не на церковных вопросах, а на вопросах, которые откровенно политические, или граничат с политическими. Но вы не правы в том, что Блаженнейший закрыт. Вы посмотрите в интернете, сколько просмотров у его проповедей. Мне кажется, что вообще на территории мирового православия нет ни у одного иерарха столько просмотров проповедей, сколько у него.

То есть православная Украина все-таки заслуживает патриархат?

Господь всегда ведет свою Церковь так, чтобы она выполняла свою миссию. Статус церкви — это инструментарий, который позволяет нам правильно, эффективно эту миссию воплощать. И если Церковь будет считать, что на данный момент это необходимо, она об этом заявит. Но Церковь всегда будет строить свой статус на основе канонов и соборного разума, включая не только епископов, но и включая мнение всех православных верующих Украинской православной церкви.

Во времена, когда УПЦ возглавлял Блаженнейший Митрополит Владимир, ваша церковь, несмотря на распри, имела несколько попыток диалога с УПЦ КП и патриархом Филаретом. После того как митрополит Владимир скончался, таких попыток уже не было. Почему?

Я епископом более 13 лет. Даже до того времени, как стал епископом, был в очень близких отношениях с митрополитом Владимиром. Потому что, занимал должность заведующего канцелярией Киевской митрополии, ректора Киевской духовной академии, являюсь Управляющим делами Церкви. То, что теперь пишут и говорят некоторые лица относительно позиции Блаженнейшего Митрополита Владимира, не соответствует действительности. Имею в виду отношение к церковному расколу. Он настаивал на том, чтобы раскол решался на основе канонического права. Он понимал, что церковь должна остаться церковью. Все, что приписывают ему, стараются противопоставить его позицию с позицией Блаженнейшего Митрополита Онуфрия — это неправильно и бессовестно. Блаженнейший Митрополит Владимир очень давно говорил, что его достойным преемником будет митрополит Черновицкий и Буковинский Онуфрий. Они были знакомы на протяжении десятилетий. Поэтому мы видим такую преемственность Блаженнейший Митрополит Онуфрий продолжает то, что начинал еще Блаженнейший Митрополит Владимир.

ПЦУ не против перенесения празднования Рождества на 25 декабря. Какова позиция по этому вопросу УПЦ?

Для нас этот вопрос не актуален. 25 декабря мы празднуем праздник святителя Спиридона, епископа Тримифунтского.

В Украине есть три лавры. Киево-Печерскую государство в свое время предоставила в безвозмездное пользование религиозной общине УПЦ. Сейчас можно услышать призывы вернуть лавры государству или предоставить возможность религиозным общинам ПЦУ ими пользоваться. Компромисс вы видите?

Прежде всего, я надеюсь на здравый смысл людей, от которых зависит эта ситуация. Если будут пересматриваться вопросы относительно лавр, то это приведет не просто к межконфессиональным противостояниям, но и к страшным последствиям во всем украинском обществе. С другой стороны, те, кто требует перерегистрации, занимается захватом наших храмов — это не те люди, которые ходят в храмы. Я знаю много примеров в Тернопольской области, на Ровенщине, где захватили храмы. Они пусты. А наши люди, которые молились, каждое воскресенье ходили в храм, теперь молятся в подвалах, гаражах, квартирах. То есть люди, которые живут церковной жизнью, всегда останутся с церковью. А те, кто захватывал, очевидно, имели задание, за которое им скорее всего заплатили. В Тернопольской области есть примеры, когда представители параллельной структуры приходили к нашим людям и приглашали их в храмы. Мол, будем делить содержание храма потому, что у нас не за что его содержать.

Соглашаетесь делить храм с «параллельной структурой»?

В таких случаях наши прихожане строят новый храм. В этой ситуации, о которой я упомянул, люди увидели, что не имеют судебных перспектив по делу. Значит, следует построить новый храм, что и происходит. Вообще, считаю, что если ты одел рясу и носишь крест, панагию, то не имеешь права настраивать на агрессию людей, которые тебя слушают, тебе доверяют. Стараемся, чтобы наши священники соответствовали церковным законам, церковным нормам.

Недавно епископ УПЦ Гедеон выиграл суд о возврате украинского гражданства. По вашей информации, собирается ли он вернуться в Украину?

В апреле епископ Макарьевский Гедеон обратился в Окружной админсуд Киева с иском о признании незаконным отмены незаконного решения управления Государственной миграционной службы Украины в Волынской области, которым он был лишен гражданства. 18 сентября этого года Окружной административный суд полностью удовлетворил иск владыки Гедеона и отменил решение миграционной службы. С этим решением миграционная служба не согласилась и обжаловала его в апелляционном порядке. Насколько мне известно, вопрос сейчас рассматривается, в январе следующего года состоится судебное заседание по этому делу.

Перевод с украинского Церковного Обозрения


Количество просмотров: 429

Эта запись также доступна на: Украинский

Об авторе

Подписывайтесь на наши каналы в Telegram, Яндекс.Дзен и в других соц.сетях...

ПОСЛЕДНИЕ СОБЫТИЯ

ФОТОлетопись

Календарь записей

Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Радио «ВЕРА»

Сейчас в эфире:

Заметили опечатку?

Выделите текст с ошибкой и нажмите клавиши Ctrl+Enter или ссылку ниже:
Спасибо за содействие!